Правительство и церковь

Спасибо, что хотя бы батько Махно не решился построить свою Церковь!

-Да он, к счастью, этим не занимался. Так вот… Центральная Рада, гетманат Павла Скоропадского, Директория – все они мечтали о том, чтобы влиять на жизнь Церкви. Но как? Каждый из них представлял это по-своему. В свое время мы были уверены в красоте, четкости и выверенности фразы первого Президента Украины: «В независимом государстве должна быть независимая Церковь» A rm знаете, что. оказывается, это было сказано еще 14 ноября 1918 года министром исповеданий, на III сессии Всеукраинского собора. Цитирую: «Основной принцип украинской государственной власти в том, что в независимом государстве должна быть и независимая Церковь. От имени правительства Украинской державы имею честь объявить: украинская Церковь должна быть автокефальной». Причем, более тою, правительство решило, что в случае непринятия Собором проекта об автокефалии его следует распустить.

—     Если я правильно понял Вашу мысль, глубинная причина раскола кроется в том, что люди, с одной стороны, пытаются подогнать Церковь к своей слабости, к своей греховности, а с другой стороны, подогнать, подтянуть ее под решение своих политических задач.

Что Вы думаете о пути, по которому должна идти Украина?

·  Украина должна быть самостоятельным, независимым государством. Думаю, что она не должна смотреть ни на Европу, ни на Америку. Ни там ни там нас никто не ждет. Нам просто нужно самостоятельно строить свое государство, строить свободную православную страну. А мы ищем где-то какой-то поддержки. Да никому мы не нужны, по большому счету! В том числе и России. А то, что стучимся туда, в Европу… Думаем, что от этого нам будет лучше. Я что-то в это слабо верю. Там просто так за безплатно, ничего не делается. Это же касается и США. Что творят здесь, у нас американские проповедники! Они просто покупают души православных людей. Они что, дадут возможность этим людям быть настоящими гражданами? Да они просто вкладывают им в головы свою волю! Волю, которую им приказано передать, вбить в головы нашим согражданам.

Естественно, что нам роднее Беларусь. Россия, Молдова. Грузия. Армения, другие православные государства. И не в силу каких-то политических аспектов, а в силу просто родственных отношений. Ведь не найдешь ни одной семьи, которую бы не связывали родственные узы с братьями и сестрами в других странах когда-то единого государства. Да, мы независимые. Но мы должны быть независимыми политически, экономически. А духовно? Как можно быть независимым духовно? Риторический вопрос…

Это – народная вера. Она чиста, прозрачна и благоухающа, исполнена здравия

Вот почему мы всегда прибегаем к Церкви, к молитве — в болезнях, несчастиях, сомнениях, муках сердечных. Молитва. Она возникает из каких-то тайников души даже неверующего человека. В ней — крик, боль, направлене всех чувств к Богу, вера в то, что есть над нами для души.

Я считаю, что государство должно это отчетливо понимать—, понимать и глубоко осознавать благую роль Церкви, понимать-. сколь много может принести взаимодействие государства с Церковью. Тем не менее, чрезвычайно важно, чтобы всегда оставалась свободной. Она не должна быть государства. Свобода, которую ей даровал Бог, должны быть присуща всегда. И тогда Церковь будет независимой от каких-то финансовых вливаний, бюджетных ассигнований, потому’ что они неизбежно поставят Церковь в состояние зависимости.

— Самое страшное для человека — одиночество. Но вдвойне страшно для одинокого человека проводить наедине с соболі последние минуты земного бытия.

– В храм приходят люди на пике своего счастья. Или же наоборот – на пике несчастья. Когда судьба идет по ровной линии, люди не тянутся к религии. Когда же наступают судьбоносные для них времена, они идут в храм. Крещение, венчание, радость рождения ребенка. К сожалению, гораздо чаще Церковь сталкивается с человеческой бедой, с человеческим горем. Они – на каждом шагу, к ним невозможно привыкнуть даже нам церковным людям, которые должны быть рядом с человеком в самые трудные для него минуты. Сколько приходится выслушивать людей! Просто сидеть и слушать… Человеку нужно излить душу, свою болящую, кричащую душу. Священники соборуют, причащают этих больных людей, и я могу засвидетельствовать, что это очень помогает. Такова природа воздействия Церкви на человеческую душу.

В моей судьбе были моменты, когда душа особо приближалась к Богу

Состояние безысходности… Не на кого опереться. И в конечном итоге – нет надежды. Надежда только на Бога. И эта надежда меня никогда не покидала. И хотя мой личный опыт, слаб, но весь опыт Церкви подтверждает мои слова.

Самый важный момент для человека – момент смерти. О смерти, как правило, мы совсем не говорим и не думаем. Мы отодвигаем эту мысль далеко-далеко. Для нас мысль о смерти невыносима. Я не знаю ни одного, самого закаленного, самого духовно высокого человека, который мог бы спокойно воспринять мысль о смерти, который мог бы спокойно смотреть ей в лицо. Человек создан для жизни, для бытия. А смергь – это небытие. И когда мы думаем о том, что не будет, наша душа канет в лету, мы просто уничтожаем сами себя. Эта мысль невыносима для человеческой души. Но христианство очень четко и ясно говорит, что небытия не существует, смерти нет. И это – самая высшая наша радость. Вот почему, идя к больному, идя к человеку, находящемуся на смертном одре, мы несем ему реальную надежду. Мы говорим ему, что это страдание – еще не все, это горе не должно заслонить горизонт, не должно заслонить солнечный свет от страждущего человека. Реалии таковы, что его не встретит небытие: он будет жить! Будет жить даже за порогом смерти. Когда человек уходит в мир иной, его обуревает столько мыслей, столько чувств, с которыми он ранее никогда не сталкивался! Он беспомощен, растерян. И очень важно в этот момент встретиться с духовником, человеком, который сможет вместить всю его жизнь, всю его судьбу, который станет в этот момент и любящим отцом, и любящей матерью. В момент покаяния душа обнажается перед совершенно чужым человеком, раскрывает всю свою сущность. И сколько раз мне приходилось видеть людей на смертном одре в состоянии счастья! Люди прощались с земной жизнью с любовью и надеждой. Это — самое дорогое, что дает нам Церковь.

Церковь – это совершенно особый организм, очень интересный

Глава Церкви – это сам Бог, Господь наш Иисус Христос. А все мы, чада ее, составляем ее организм. И очень хорошо сказал апостол Павел, что все части этого организма должны работать в гармонии, в одном понимании своей миссии. И каждый делает это в меру своей веры. Поэтому Церковь состоит из всех нас все мы – ее частичка. И это чрезвычайно ценно! Мы объединяемся в одно тело, в один дух – в Господа. В этот момент очень остро ощущаешь, что все мы – братья и сестры. «Несть эллина, несть иудея» – так пишет Священное писание. Недаром у нас во внутрицерковном общении есть такое обращение – «Братья и сестры»! И это не просто слова, это слова, проникнутые особым духом. И когда народ, нация поймут, что они в кровном родстве, что нас объединяет нечто высшее – вот тогда-то мы и жить будем лучше, ибо Церковь всегда напоминала нам о нашем предназначении. Церковь всегда была источником патриотизма, всегда призывала к социальному служению—, всегда говорила о добре, всегда помогала решать внутригосударственные и межгосударственные конфликты. И примеров такого рода. — огромное количество во всей нашей отечественной истории . Мы считаем, что нужно просто внимательно присмотреться к некоторым урокам прошлого в оценке роли Церкви в обществе , чтобы увидеть, какое добро она нам принесла. И это – главное доказательство ее необходимости. Невозможно отделить народ от Церкви. Все эти попытки всегда оканчивались провалом, по — тому что народ – это и есть Церковь.

Если же говорить о нашем государстве, нашей Украине, то, действительно, это поразительная страна, обладающая какими-то особыми удивительными духовными качествами: и, я сказала, особой любовью к Богу. Это сказывается и в нашего фольклоре, и в напевности наших родных мелодий, в безбрежности наших просторов, в какой-то особой близости народной души к Богу. И несмотря на соблазны, которые волнам в наши души, неся пену, в которой очень много мутного , черного, чуждого, – несмотря на все это чистые наши истока все же остались незамутненными.

Роль Церкви чрезвычайно важна, ибо Церковь – это совесть нации

Роль Церкви чрезвычайно важна, ибо Церковь – это совесть нации, совесть мира, неподкупный глас Божий, ибо догматы Церкви незыблемы, как незыблем сам мир. Ничто не может повлиять на эти законоположения нашей святой Церкви — никакая конъюнктура, никакие события, происходящие в государстве. И то, что называют косность, на самом деле таковым не является, потому что всегда должны быть те столпы, на которых держится наше идеологическое пространство. И главное дело Церкви, то есть ее призыв к Спасению, многогранен. Как пишет его Блаженство, этот голос слышен прежде всего в богослужении, в наибольшей степени проявляется в необыкновенной красоте православного богослужения, культуре – культуре храмов, икон, во всем многообразии церковных песнопений, в той красоте, которая доныне сберегается у нас на Родине и которая при одном только взгляде на эту сакральную красоту говорит о том, что есть нечто высшее, нечто обладающее самым мощным воздействием, есть то, что называется горним миром. Горний мир – мир высший, это, наверное, то, к чему мы все должны стремиться, потому что земля, к сожалению, являет нам образцы чего-то в большей степени низменного. Я говорю о так называемой массовой культуре, о том, что мы пожинаем сейчас, о том, что льется с телеэкранов…

Все это направлено на очень средние вкусы человека. Для того, чтобы понять богослужение, действительно, нужно иметь определенный уровень образования, уровень внутренней культуры, нужно знать «Слово о полку Игореве», «Слово о Законе и Благодати», нужно иметь хотя бы первоначальные сведения об отечественной истории, библейской истории.

Очень часто современный человек спрашивает: но что такое Спасение?

Зачем оно нам нужно? Я вспоминаю письма великого художника Михаила Васильевича Нестерова. Когда он расписывал Владимирский собор в Киеве, его часто посещали мысли о Спасении, и он в конечном итоге понял, что его послушание, его работа – это тоже путь ко Спасению. Потому что наша жизнь дана нам не для того, чтобы мы самовольно распоряжались ею, как захотим, или же распоряжались жизнью своих близких, всех окружающих. Все мы несем какое-то послушание, и жизнь человека является служением. Это очень хорошее слово – служение. Церковь интерпретирует его как Богослужение. Служение Богу, служение ближнему, служение во имя добра. Наверное, монастыри и несут это послушание Богослужению.

-Не могу удержаться от того, чтобы задать и Вам тоже вопрос, напрямую связанный с жесткими жизненными решивши сегодняшнего дня. До каких пор можно терпеть издевательство чужой морали, чужой идеологии, чужого интереса, который рано или поздно переходит в сатанинскую борьбу против нашего народ, против нашей апостольской веры, против нашей жизни, против всех нас?

— Вы подняли очень важный вопрос. Немного изменим формулировку и назовем его так: «Роль и место Церкви в жизни сегодняшнего общества». Эта тема раскрыта в одном из очень серьезных богословских трудов – докторской диссертации его Блаженства митрополита Киевского и всея Украины Владимира. Невозможно без волнения читать этот труд, и я советую всем, кто интересуется проблемами богословия, православной философии обратиться к нему, ибо там на самом высоком теологическом уровне раскрыты все вопросы, касающиеся роли и места Церкви в нашем апокалиптическом мире.

Господь Иисус Христос сказал, что духовное зрение очень важно для всех нас

Человек, считающий себя центром Вселенной, даже не подозревает, что может ошибаться. А ведь гораздо лучше опуститься на порядок ниже, чтобы взглянуть на себя с духовной точки зрения. И именно в монастыре, у истинного священника, перед иконой, в каком-то духовном раздумье, просто сделав маленькую паузу в бешеном ритме нашей жизни, человек начинает понимать что-то новое. То, что приносит ему подлинное видение своей судьбы. К нам приходят интеллигентные люди, с высшим образованием. И в то же время у нас много простых прихожан, бабушек, которые всю жизнь ходили к нам, ставили свечечки за детей, потом за внуков. И каждую из них приемлет Бог. Каждому из приходящих мы хотим что-то рассказать, дать частичку тепла, частичку своей души. И я думаю, что тропинка к нашим монастырям никогда не зарастет. Это поистине народная тропа. Ну, а все остальное, все добрые дела, которые мы обязаны делать, это производное от главного. Ведь сказал апостол Иаков: «Вера без дел мертва». Но вера первична. Первичен духовный базис. В православном миропонимании нет слова героизм, потому что все героическое должно быть естественным. «Горе нам, если мы не делаем добра», – пишет апостол Павел. Это должно быть внутренним, самым глубоким состоянием нашей души. И поэтому пост, молитва, благотворительность, милосердие – это те средства, которые ведут нас ко Спасению.

Монастырь… Чем он сегодня является для тех, кто сюда приходит?

·  Обратимся для начала к духовной структуре общества и государства. И для начала возьмем один из срезов нашей отечественной истории – XI век, начало христианства. Скромный отшельник, живущий в маленькой пещере, киевский монах по воле Ярослава Мудрого становится первым предстоятелем нашей Церкви – первым предстоятелем из русинов, то есть коренного народа. Имя этого монаха было Иларион. Потом в этой пещерке поселяется преподобный Антоний – основатель отечественного монашества. Он пришел к нам из Святой горы Афон, а сам он из Чернигова – великий наш праведник. Его ученик преподобный Феодосии приносит на Русь Устав из Византии, и по этому Уставу до сих пор живем мы, наследники этих великих Отцов.

Что же сделала эта маленькая пещерка и ее обитатели для Древнерусского государства? Митрополит Иларион стоял у истоков создания отечественной философии, богословия, музыкальной культуры, иконописи – культуры, которая доныне питает наши корни. Преподобный Феодосии был одним из величайших идеологов домонгольской Руси. Что можно сказать? Если отшельники тогда так много сделали для всего государства, то отшельники нашему государству нужны и сейчас.

Вот почему монастыри крайне нужны для всех нас, ибо сюда приходит человек, который что-то растерял, который чего-то лишился, который в чем-то нуждается. В чем больше всего нуждается современный человек? Наверное, в правильной оценке ценностей, осмысление и себя в этом обществе. Он нуждается в видении себя, в подлинном зрении самого себя. Как часто мы слепы! Сам Господь Иисус Христос сказал, что духовное зрение очень важно для всех нас. Его, это зрение, и дают через покаяние.

Нужно ли отягощать свою жизнь постами, длительными молитвами, частыми посещениями храмов?

Подобные вопросы могут задавать только люди, не читавшие Евангелия, не знающие истории Церкви. То есть люди, имеющие весьма отдаленное, размытое понятие о Боге, о смысле жизни человека. Мы знаем, что внешнее богопочитание прямо было указано Богом еще израильскому народу, а Ветхозаветный храм был построен по непосредственному указанию Божьему. Причем, были указаны все его параметры, определены богослужебные предметы, которые должны были в нем находиться. Это означает, что внешнее богопочитание является обязательной составной частью почитания Бога. В Евангелии Господь говорит: «Где двое пли трое собраны во Имя Мое, там и Я посреди Них». Этими словами прямо предписываются совместные молитвы. В том же Евангелии сказано о том, что если двое или трое договорятся о чем-то просить Отца небесного, то Господь обязательно это исполнит. Как видите, тоже предписывается совместная соборная молитва. Не следует забывать и того, что храм — место евхаристии, место, где человек причащается к святым христовым таинствам. Мы знаем, что в последние дни своей земной жизни Христос собрал учеников на Тайную вечерю, преломил хлеб, благословил чашу и завешал ученикам хранить это воспоминание, сказав, что «хлеб – это тело Мое, а чаша – это кровь Моя. И тот, кто не будет вкушать Моей плоти и пить Моей крови, не будет иметь жизни вечной». С тех пор евхаристия или преломление хлебов, еще это называют литургией, является стержнем, вокруг которого концентрируется вся жизнь Церкви.

Литургия или таинство причастия собирает вокруг себя людей в церкви

Люди, собственно, и приходят в храм, чтобы соединиться с Христом в святых таинствах. И соединяются в совместной, суммарной молитве.

Действительно, православное богослужение весьма сложно, для несведущего человека даже во многом непонятно. Непонятен зачастую и язык богослужения – церковно-славянский. А ведь это язык Кирилла и Мефодия, преподобных

Печерских, Нестора-летописца, князя Владимира и княгини Ольги, многих святых, язык Петра Могилы, язык молящихся в храмах украинских Козаков. Тем не менее, человека, искренне пришедшего в церковь, искренне желающего жить церковной жизнью эта сложность не отталкивает. Скорее наоборот – привлекает, ибо примитив всегда вызывал у людей отторжение. Понятно, что если человек хочет заниматься не прикладной, а, скажем, научной деятельностью, он всегда имеет дело с достаточно сложными, на уровне абстрактного мышления вещами.

Интересно, что православные христиане называются прихожанами Церкви. В отличие от сектантов, которые называются прихожанами. Спросите любого из них, как он попал в секту, и он скажет: привели… Нашли на улице, дали в руки брошюрку, привели па собрание. Спросите об этом же у православного – и он даже затруднится на это ответить, потому что приходит в храм под воздействием и водительством Божьим.

Только православный храм является тем местом, где человек может увидеть маленький отголосок той райской радости, того райского блаженства, в котором человек будет, если на то будет воля Божья, на протяжении всей своей будущей безконечной жизни.

Богатые и церковь

В сегодняшней экономической и политической жизни нашей страны далеко не последнюю роль играют так называемые олигархи. Думаю, справедливым будет замечание того рода, что их немыслимые даже по западным меркам капиталы нажиты отнюдь не праведным путем. Смогут ли они встать на путь Спасения? И смогут ли получить прощенье?

·  У любого человека, в том числе и самого безпринципного, все равно так или иначе говорит голос совести. И многие магнаты, олигархи пытаются как-то откупиться от угрызений совести, заглушить ее голос. Многие сверхбогатые люди нажились на простых людях, мы знаем это. Сегодня они проводят широкие благотворительные акции, помогают детским домам, домам престарелых, больницам. Думаю, даже эти мизерные дела все-таки рано или поздно приведут их к покаянию, к тому, что в их душах произойдут изменения и они осознают, в чем заключается смысл жизни, поймут, что рано или поздно придется давать ответ перед Господом за все свои дела, за все свои поступки.

·  Сложен и многообразен обрядовый мир канонической православной Церкви. Поэтому некоторые наши оппоненты утверждают, что пора отходить от этого, что просто нужно только верить в Бога, изредка ходить молиться в Церковь, подавать милостыню – и вообще вполне достаточно быть хорошим человеком, примерным семьянином, никому не делать зла. И не отягощать свою жизнь постами, длительными молитвами, частыми посещениями храмов. Что Вы думаете по этому поводу?